БОГОПОДОБИЕ В СЕРДЦЕ, В РЕЧИ, В ПОСТУПКАХ, В МЫСЛЯХ – ЛЮБОВЬ – СУТЬ БОЖЕСТВЕННОГО ХАРАКТЕРА – РАЗНЫЕ ВИДЫ ЛЮБВИ – СПЕКТР ЛЮБВИ ОТОБРАЖАЕТ ЧЕРТЫ, НЕОТЪЕМЛЕМЫЕ ДЛЯ ЧЛЕНСТВА В ПРОСЛАВЛЕННОМ ТЕЛЕ ХРИСТА – СОВЕТЫ ДЛЯ САМОИЗУЧЕНИЯ – ЛЮБОВЬ – ПРИМЕТА, ПРЕБЫВАЮЩАЯ ВОВЕК – ДАРЫ ИСЦЕЛЕНИЯ И ПОДОБНЫЕ ИМ ПРЕКРАТИЛИСЬ

“А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше!” (стих 13).

Любовь – примета, которую человек, по-видимому, не в состоянии описать. Самое лучшее, что мы можем сделать, это описать ее поведение. Обладающие этой приметой способны оценить ее, но не способны объяснить, потому что она от Бога, она – Богоподобие в сердце, в речи, в поступках, в мыслях, пронизывая все человеческие качества и стремясь контролировать их.
  Однако есть три вида любви, и апостол здесь не говорит об общем чувстве, но об особенном виде любви, который принадлежит Богу и Новому Творению, зачатому Им. Есть животная любовь, которую немые создания проявляют к своему потомству, – любовь, которая часто ведет к жертвованию своей жизнью ради него. Этот вид любви находится в душевном человеке даже в его падшем состоянии. Это в любом случае эгоистичная любовь, потому что иногда она готова даже ограбить кого-то, чтобы осыпать богатством предмет своей благосклонности. Это не та любовь, которую описывает апостол, ведь он не обращается к душевному человеку. Он обращается к Новому Творению и говорит, что душевный человек не в состоянии оценить то, что он излагает. Чтобы иметь четкое представление об этой любви и принять ее сердцем в качестве правила жизни, необходимо быть зачатым свыше Всевышним (Первое послание апостола Павла к Коринфянам
2:9 Но, как написано: || не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его.
2:10 А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии.
2:11 Ибо кто из человеков знает, что́ в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Та́к и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия.
2:12 Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога,
2:13 что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным.
2:14 Душевный человек не принимает того, что́ от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно.
1 Кор. 2:9-14
).

                                                                    ПУТЬ “ЕЩЕ ПРЕВОСХОДНЕЙШИЙ”

На то время Церковь в Коринфе существовала уже почти пять лет, находясь под всесторонним Господним провидением. Обращая свое Послание к братьям, св. Павел, по-видимому, хорошо знал их нужды и стремился послужить Божественным Посланием благодати. Но он, очевидно, еще не осознавал того, какой большой труд он выполняет и какими далекоидущими будут его наставления. Возможно, для него лучше было не знать того, как важно его служение всей Церкви Евангельского века. Такое знание могло сделать его надменным, и от этого Господь оберегал его, позволяя “жало в плоть” (2 Кор. 12:7-10).
       В своем Послании св. Павел шаг за шагом обращает ум читателей к более возвышенному оцениванию их благословений. В предыдущей главе он обращает внимание на различные “дары Духа”, переданные ранней Церкви для ее утверждения и развития. В завершение главы он советует каждому члену Церкви высоко ценить упомянутые дары, но при этом искренне желать чего-то лучшего, добавляя: “Я покажу вам путь еще превосходнейший!” – что-то значительно лучшее, чем эти дары Святого Духа. Наше исследование касается этих превосходнейших стремлений, которые должны мотивировать каждое Божье дитя, а именно: обретения и развития духа Любви, Духа Господа.
       Дары Духа, о которых апостол ведет речь в предыдущей главе, занимали в ранней Церкви место других благословений, присутствующих сейчас. Они не имели Библий, не имели Симфоний, не имели никаких учебников для изучения Библии, поэтому нуждались в чудесных “дарах языков”, которые могли склонять их собираться раз в неделю для изучения Господнего Послания. Важно было, чтобы это Послание пришло к ним чудесным образом, чтобы они оценили его лучше и понимали, что оно от Господа, а не от них. Это создавало возможности для другого дара – “истолкования языков”. Так они сближались и назидались разными дарами Святого Духа – созидались – до времени, когда книги Нового Завета, одна за другой, были собраны вместе. После смерти апостолов и последующего прекращения этих даров, писаное Слово, данное Божественным провидением, считалось достаточным, как утверждает апостол.
       Обратив внимание на эти различные факты и на единство Церкви, св. Павел указал коринфянам на то, что они, пожалуй, слишком высоко ценят “дары языков”. Хотя любой дар занимает свое место в Церкви как благословение, однако, по словам апостола, еще большее благословение заключается в способности представлять Истину хорошо понятным языком. Как он признался, он сам мог говорить на большем количестве языков, чем любой из них, однако добавил, что предпочитает говорить тем языком, который понятен его слушателям. Наконец, приводя свои аргументы, он переходит к лекции, которая явилась своего рода кульминацией его предыдущих рассуждений.

                                                                    ПРЕВОСХОДСТВО ЯЗЫКА ЛЮБВИ

Отважно апостол изложил большую истину, все более признаваемую всем христианским народом повсюду, в зависимости от развития характера по подобию своего Искупителя и своего развития как детей Бога. Св. Павел говорит, что не следует искать знание, таланты и всевозможные дары превыше всего, а больше всего следует ценить любовь.
       Бог есть любовь, поэтому всякий, желающий быть угодным Ему, должен развивать этот нрав, потому что согласно Божественному Закону никто никогда не будет иметь полного Божественного одобрения или вечной жизни на любом уровне существования без полностью утвержденной в сердце, в характере Божественной черты Любви. Поэтому “любовь есть исполнение Закона” (Рим. 13:10). Правдивость такого утверждения очевидна всем.
       Св. Павел с уверенностью утверждает, что если бы он знал все языки земли и небес и говорил на них в совершенстве и искусно, они, тем не менее, не были бы доказательством его принятия к вечной жизни. То, что делается формальным образом (даже при высказывании о Божественном характере и в интересах ближних), не будет от сердца, а будет похожим на звенящую медь или звучащий кимвал. Поэтому, аргументирует он, языки не следует воспринимать как доказательство христианского характера.
       Речь апостола начинается выражением “если”, которое можно в известной степени оспорить утверждением, что никто не способен говорить убедительно Евангелие Христа, если он не имеет духа любви. Хотя мы все слышали публичных выступающих, которые способны сделать красивые обращения на тему Писания, однако в целом мы заметили в их учениях неискренность, кроме тех случаев, когда они говорили от всего сердца, побуждаемого любовью к Истине, а не из желания вызвать аплодисменты или из любви к деньгам.
       Затем апостол рассуждает о пророчествовании – ораторстве – и говорит о понимании тайн, о знании и о вере, которая передвигает горы. Разве эти способности не свидетельствуют о славном развитии характера, о полном принятии Богом и о гарантии вечной жизни? – спрашивает он. И тут же отвечает: “Нет, какими бы изысканными не были эти способности, они ничего не стоят в Божественной оценке и не принесут никакой пользы, если не будут основываться на любви”. Вот так своим аргументом апостол превозносит перед нашими глазами примету Любви. Затем он говорит, что если бы мы даже отдали все наше богатство, чтобы накормить нищих, и были сожжены на костре как мученики, это не принесло бы нам никакой пользы, если мотивом, чувством, стоящим за нашим желанием давать и быть мучениками, не будет любовь. Без любви, движущей силы нашего поведения, не будет никакой награды.

                                                                         СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЛЮБВИ

Для тех из Господнего народа, кто никогда не изучал элементы любви, ее составные части, предложения апостола, изложенные в нынешней лекции, могут показаться откровением.

Он перечисляет девять таких составляющих:

(1) Терпеливость – “Любовь долготерпит”;

(2) Милосердие – “Любовь милосердствует”;

(3) Великодушие – “Любовь не завидует”;

(4) Кротость – “Любовь не превозносится, не гордится”;

(5) Вежливость – “Любовь не бесчинствует”;

(6) Бескорыстие – “Любовь не ищет своего”;

(7) Самообладание – “Любовь не раздражается”;

(8) Простодушие – “Любовь не мыслит зла”;

(9) Честность – “Любовь не радуется неправде, а сорадуется истине”.

       Несмотря на все наши физические боли и недостатки, каким замечательным был бы мир, если бы каждый член нашего рода был совершенным в этих перечисленных качествах! Однако, было бы бесполезной тратой времени оплакивать то, чего у нас нет, или зря высмеивать наших соседей и друзей за то, что они, как и мы, лишены совершенной любви. Действительно, чем больше мы понимаем учения Библии, тем больше у нас сочувствия к нечастному “стонущему творению”. В определенном смысле слова наши симпатии находятся полностью на стороне славного критерия, который апостол выдвигает перед нами. Ми не можем симпатизировать дурным поступкам, заблуждению, злу. Для нас это неприемлемо. Но, понимая ситуацию, мы можем симпатизировать нашим ближним и даже себе, как находящимся в падшем состоянии, в котором никто не может делать то, что хочет.
       Библейским ключом к этой ситуации является факт, что мы как род родились и развивались в беззаконии, что мы зачаты во грехе (Пс. 50:7; Быт. 3:20). Бедствие греха, несовершенство и смерть навредили всему миру умственно, морально и физически – сделали нас, по словам апостола, “стонущим творением” (Рим. 8: 22). Это представление о состоянии дел, которое имеют некоторые и осознают некоторые, должно сделать их особенным народом в их исполненном любви сочувствии и доброжелательности к своим ближним в беде. Трудность в том, что даже те немногие, кому известны эти факты из Божьего Слова, имеют в себе столько самолюбия и так обременены заботами этой жизни, что часто в своих чувствах не являются такими, какими должны быть!

                                                 СЛОВА, ОБРАЩЕННЫЕ ТОЛЬКО К НОВЫМ ТВОРЕНИЯМ

По этой причине Священное Писание не обращается к душевному человеку. Его ум настолько пропитан самолюбием, что глаза сострадания и уши сочувствия почти закрыты. Писание показывает, что Господь, вместо того чтобы обращаться к душевному человеку, особо привлекает тех, кто обладает определенными свойствами сердца и ума, и особо ведет их к знанию об Искупителе, оставляя за ними право принять или отвергнуть предложение Божественной благодати и прощения.
       Кто отзовется, получит еще большее просвещение Если он дальше будет открытым, то будет считаться оправданным через веру в кровь нашего Господа Иисуса Христа. Затем ему будут предложены дальнейшие особые возможности и наставления совершить полное посвящение самого себя Богу и Его службе до самой смерти. Кто ответит и посвятится, тот придет к тому, что Господу будет угодно признать его мертвым для всего земного (исходя из его собственного признания) и дать зачатие Святым Духом и славными обетованиями Своего Слова, считая его Новым Творением во Христе – членом Тела Искупителя, которое есть Церковь.
       Такие достигают положения, где они, как Божьи дети, должны идти в школу и развиваться в знании и характере, чтобы действительно быть пригодными, приготовленными, подходящими для вечной жизни и удела со своим Искупителем в Его Царстве.

                                                                         УРОКИ ЭТОЙ ШКОЛЫ

Когда мы идем в Школу Христа, конечная цель школьного курса изложена для нас словами Великого Учителя: “Итак будьте.. как.. Отец ваш Небесный”. Та же мысль дана в уверении св. Павла, что Бог определил заранее, что только ставшие копией Его дорогого Сына – подобием характера – могут быть Его сонаследниками в обещанном Царстве (Рим. 8:29). Когда мы пошли в Школу Христа, мы не знали, что от нас потребуется так много. Когда мы посвящались до смерти в службе для праведности, мы не осознавали всего того, что делаем. Однако при этом мы не были лишены никаких привилегий, потому что то, что нам было предложено, и то, что мы посвятились делать, содержит все, что находится в пределах нашей досягаемости (и не больше) до самой смерти. Следовательно, ни один наш урок не выходит за пределы нашего завета, нашего соглашения.
       Весь спектр примет любви, представленный нам апостолом в нынешней лекции, показывает разные части одного большого урока обретения подобия Христа, которое есть Богоподобие. Апостол показывает, из чего состоит характер, который, по определению Бога, мы должны иметь, чтобы оказаться достойными Его дара – вечной жизни через нашего Господа Иисуса Христа (Рим. 6:23).

                                                                   ЛЮБОВЬ В СРАВНЕНИИ

“Любовь.. все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит”. Ее составляющие – терпеливость и доброта – являются любовью в значении готовности переносить всякого рода противостояние там, где она видит соответствующий объект для проявления симпатии. Любовь “всему верит” в том смысле, что не подвержена сомнению, не проявляет недоверия, не оспаривает мотивы и правдивость своих ближних. Только после получения полных и убедительных доказательств противоположного, она перестает верить. Любовь “всего надеется” в том смысле, что желает благословения всем, с кем имеет дело, и в своем желании постоянно стремится делать им добро. Любовь “все переносит” в том смысле, что ее нельзя погасить, если есть что-то, в чем она может себя должным образом проявить.
       Глядя с иной точки зрения, эти черты можно интерпретировать так: Любовь “все переносит”, выдерживая давление со всех сторон не будучи раздавленной. Она “всему верит”, потому что полна веры в Божественные обетования и замыслы и никогда не сомневается. Она “всего надеется” в том смысле, что эта совершенная любовь к Богу позволяет сердцу наполниться доверием ко Всемогущему, на любовь Которого она полагается. Она “все переносит” в том смысле, что душу, соединенную с Богом узами любви, нельзя одолеть, победить. Такова Божественная воля и таков порядок. Бог не позволит никому из этих малых быть искушаемым сверх того, что они могли бы вынести, но в каждом искушении даст выход (1 Кор. 10:13).
       Апостол делает сравнение между любовью и некоторыми дарами Духа, которые высоко ценила коринфская Церковь. Он хотел, чтобы все понимали, насколько любовь превосходит всякий дар, которым так радовалась первая Церковь. Любовь это не дар, это рост. Это плоды, которые должны развиваться в саду наших душ и которые мы обязаны бережно лелеять, чтобы они развивались должным образом. Он говорит, что любовь никогда не перестает, даже если прочее перестанет: умение пророчествовать – ораторство, дар языков, знания и так далее. Они потеряют свое значение, когда условия изменятся настолько, что в них больше не будет необходимости. Пророчествам придет конец, языки прекратятся, знание минует.
       Аргумент, выдвинутый св. Павлом, заключается в том, что все эти вещи неминуемо придут к своему завершению, когда наступит совершенство, потому что все наши дары и таланты несовершенны. Вместе с нашим славным изменением в Первом Воскресении и с введением Тысячелетия наши условия будут настолько другими, что многое, столь высоко ценимое в нынешних неблагоприятных обстоятельствах, окажется без пользы! Когда-то кремень был незаменимым для высечения искры, но теперь им не пользуются, поскольку на смену ему пришли спички, электричество и пр. Так и многие дары, включая дар языков, исчезли задолго до утреннего света Тысячелетия. Через некоторое время после смерти апостолов они прекратились полностью, так как передавались только апостолами.

                                                                           “ДАРЫ” И “ПЛОДЫ”

Затем апостол сравнивает дары Духа и плоды Духа и показывает, что первые, если их сопоставить с последними, можно назвать детскими игрушками по сравнению с настоящими ценностями зрелого возраста. “Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое”. Следовательно, дары языков, истолкования языков и т. д. были даны Церкви в ее младенческом возрасте и послужили полезной цели. Но они отошли в прошлое, когда Церковь перестала быть младенцем и начала обретать крепость и развитие, вытекающие из большего знания великого Божьего Плана. Бог намерился развивать членов Тела Христа с помощью молока Слова и твердой пищи Слова, пока они не достигнут меры роста Христовой полноты. Чем более продвинут христианин, тем лучше он будет знать, что дары Духа были чем-то наподобие детских увлечений и были заменены на плоды Духа, более ценные для Церкви в состоянии ее развития (Евр. 5:12-14).
       Дальше св. Павел обращает внимание на факт, что мы живем не только ради настоящего, но прежде всего ради будущего, потому что все, что перейдет в будущее, должно быть для нас первоочередным. Он хочет, чтобы мы поняли, что для христианина самым важным является Любовь, которую он описал в нашей лекции. Наше знание, наш язык и все прочее настоящего времени являются лишь тенью больших возможностей, которые будут нам принадлежать, если мы сумеем достичь славных благословений Первого Воскресения. Каким бы ясным не был наш взгляд в настоящее время, в то время он будет напоминать тьму по сравнению с полным светом славного Тысячелетнего Дня. Если сейчас мы смотрим как бы сквозь матовое стекло, то тогда мы будем смотреть лицо в лицо. Сегодня мы знаем частично, а тогда будем знать так, как сами познаны.
       Апостол стремился, чтобы Церковь поняла, что вера, надежда и любовь – три плода Святого Духа – превыше всех даров Духа, потому что эти плоды будут пребывать весь Век. До Тысячелетнего Рассвета мы будем нуждаться в вере, надежде и любви. Мы не можем без них. Мы не можем сделать никакого продвижения следами Учителя без этих черт. Но когда мы пытаемся сравнивать эти несовершенные черты между собой, то, по его словам, важнейшей из них является любовь.
       Любовь – Божественная черта, без которой мы по-прежнему будем неудовлетворительными для Бога, даже если будем обладать всеми другими чертами, из которых должен состоять христианский характер. Любовь является чертой, которая устоит всю вечность. Если нам предстоит находиться в Божественной милости, мы всегда будем нуждаться в Любви. Что касается веры и надежды, то какими бы замечательными не были эти черты, придет время, когда они будут поглощены видимым, реалиями славного положения единства с Господом. Но любовь никогда не иссякнет. Среди всех благодатей Духа она является наивысшей и вечной.