“Цель же увещания [заповеди] – есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры” (1 Тимофею 1:5).

В приведенном стихе слово “увещание” подытоживает Божественный Закон. Следует сказать, что есть разные заповеди, и все они в общих чертах представлены в Декалоге. Наш Господь разделил эти заповеди на две части, говоря, что обе они являются обзорным изложением всего Закона Бога. Закон – это распоряжение, введенное полномочной институцией, правило поведения, которого мы обязаны придерживаться. Сыновья Израиля не оценивали увещания, данные в Законе. Для них он попросту состоял из многих утверждений, что они должны и чего не должны делать, и не более. Они не поняли всего масштаба предложенного. Даже Христианская Церковь в значительной степени не смогла получить правильного взгляда на Божественный Закон.

Не надо думать, что Закон был несовершенным, ведь Бог, будучи совершенным, не мог дать несовершенный закон. Следовательно, Божий Закон (заповедь) совершенный. Говоря о Законе, апостол Павел пишет: “Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра” (Послание апостола Павла к Римлянам
7:12 Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра.
Рим. 7:12
). Причина, почему израильтяне не могли держаться Закона, была не в том, будто бы Закон несовершенный, а в том, что они были проданы греху, как говорит апостол (стих 14). Мы признаем Закон критерием совершенства. Наш Господь, придя, “возвеличил и прославил Закон”. Он показал, каким величественным и далеко идущим является Закон, если его сполна осознать.

Никто из грешного рода не может (по причине недостатков и слабостей плоти) жить согласно требованиям совершенного Божьего Закона. В случае Церкви такая неспособность исчезает Христом. “Оправдание закона исполнилось в нас”, потому что Бог установил для нас порядок, что заслуга Христа покрывает наши недостатки и изъяны. Это позволяет нам жить в полном согласии с Законом, потому что мы исполняем его в духе, но не можем полностью исполнить в букве, и кровь Иисуса компенсирует все остальное – наши невольные несовершенства.

                                                                   ЧИСТАЯ, НЕСАМОЛЮБИВАЯ ЛЮБОВЬ

Апостол говорит здесь о “цели увещания”. Это выражение выглядит несколько непонятным. Мысль, очевидно, такова: конечной целью Закона – тем, что он стремится развить, – является любовь, приводящая нас туда, где мы будем в полном согласии с Тем, Кто создал этот Закон и Сам олицетворяет Любовь.

Таким будет конечный результат Божьего Закона для всех, кто его примет. Бог хочет, чтобы совершенные остались совершенными, а несовершенные чтобы осознали должный критерий для всех созданий Иеговы как справедливый и полный любви: Бога надо слушаться не по принуждению, а из любви к Нему и принципам праведности. Конечная цель Закона в том, что все Его разумные создания, которым будет предоставлена вечная жизнь, должны быть совершенными, в полном согласии со своим Создателем.

Продолжая, апостол показывает, что любовь, требуемая по Закону Бога, должна быть особого свойства. Мы понимаем любовь родителя к ребенку или любовь человека к животному, считая ее вполне нормальной, если не впадать в крайности, но в такой любви может быть определенная мера самолюбия. Кто-то может любить собаку, потому что это его собака, или любить ребенка, потому что это его ребенок. Такая любовь будет иметь самолюбивый оттенок и не может быть беспристрастной, великодушной любовью в ее наивысшей форме. Любовь, которая способна выполнить все требования Божьего Закона, это – любовь “от чистого сердца”.

Можно поддерживать любовь в сердце, которое не совсем чистое. Существует смесь любви и самолюбия, и именно так, в целом, состоит дело с падшим человечеством. Даже наша любовь, как христиан, вначале может быть чистой только частично, но дух заповеди, принятый в наше сердце, должен постепенно вытеснить самолюбие. Богоподобная любовь будет означать любовь к Божьей Истине, любовь к Его святому Закону, любовь к Его созданиям. Это – несамолюбивая любовь, потому что такова любовь Бога. Бог не собирается что-то иметь от всего того, что Он делает для Церкви или намеревается сделать для мира. Он это делает от чистого сердца – от доброго, великодушного, любящего сердца – и не думает, что от этого можно получить.

Чистое сердце – это сердце, которое в своих намерениях не содержит никакого самолюбия. Оно имеет желание делать добро всем и не делать зла никому, хочет благословения для других и для себя, хочет любить Бога и служить Ему в совершенстве, всеми силами. Наш Господь советовал такое состояние сердца, говоря: “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят”. Вполне понятно, что имеющий чистое сердце – это не только тот, кто начинает христианскую жизнь с добрыми намерениями. Все, которые берут старт в христианской жизни, делают это с добрыми намерениями, но их надо научить, их надо воспитать. Они должны развить чистоту сердца до совершенства. Поэтому трудности христианина имеют целью привести его сердце к состоянию чистой, неэгоистичной любви.

В начале христианского пути наши сердца чисты в том смысле, что они искренни, доверчивы. Мы имеем в мыслях то, что говорим, в чем признаемся. Мы приближаемся к Богу не только устами, но и сердцем. Но любовь от чистого сердца (чистую любовь, упомянутую в нашем стихе) можно обрести лишь тогда, когда мы совлечем с себя самолюбие и облечемся в Дух Господа. Апостол обращается этими словами к христианам, давая им понять, что после того, как они стали христианами, им следует совлечь с себя нечто из упомянутого. “А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу”, ненависть, склоки – дела плоти и дьявола. Вы так или иначе причастны к этому. Облекитесь в повиновение, самообладание, терпеливость, долготерпение, доброту, братскую доброжелательность, любовь. Если мы будем так делать, наши сердца будут в состоянии, о котором упоминает апостол, и мы обретем то, что Богу угодно, чего Он добивается – “любовь от чистого сердца”.

                                                                   ОПРЕДЕЛЕНИЕ “ДОБРОЙ СОВЕСТИ”

Дальше апостол говорит: “и доброй совести”. Совесть, судя по всему, является моральным свойством ума, которое предостерегает относительно того, что хорошо и что плохо. Кое-кто имеет очень чувствительную совесть и может быстро распознать, что хорошо и что плохо. Другие имеют притупленную совесть, отчего им трудно видеть разницу между хорошим и плохим. Им даже в известной степени безразлична моральная сторона их поведения. Хотя Бог создал человека с хорошей совестью, способного точно определить, что хорошо и что плохо, грех исказил эту совесть. Поэтому обязанность каждого христианина – привести свою совесть в порядок, воспитать его так, чтобы уметь правильно различать. Бог в Своем Слове изложил принципы праведности. С помощью Закона Бога христианин может увидеть эти принципы – понять, что хорошо и что плохо в принципе.

Золотое Правило напоминает нам: делайте своему ближнему так, как вы хотели бы, чтобы он сделал вам при похожих обстоятельствах. Подумайте о том, что вы бы хотели, чтобы ваш ближний сделал вам в том или ином случае, в тех или иных условиях, и затем помогите своей совести увидеть, как правильно поступить. Многие вещи аморальны, запрещены Законом Бога. Их значительно проще распознать совестью, так как существует лишь один возможный способ поведения на основе ярко выраженной воли Бога в данном случае. Но есть еще другие вещи, которые, чтобы их хорошо распознать, требуют обученной совести. Здесь особенно полезно Золотое Правило. Когда принципы праведности надежно закреплены в нашем характере, нетрудно увидеть, каким должен быть путь долга и любви.

Тот, чья совесть недостаточно обучена Божьим Словом, может быть совершенно искренним, но при этом следовать ошибочным путем. Человек может держаться определенного поведения годами и при этом делать это с совершенно чистой совестью, вполне искренне. Став христианином, он через некоторое время, по-видимому, начнет понимать, что его предыдущие поступки не были разумными или правильными, и скажет: “Теперь я понимаю, что смотрел на это неправильно. Отныне мне будет проще видеть, как правильно вести себя при таких обстоятельствах. Я осознаю, что этот принцип праведности должен прочно укорениться в моем естестве, чтобы я больше нравился Богу. Христианская любовь выходит за пределы справедливости, но справедливость должна идти первой”. Хорошо развитый христианин имеет правильно обученную совесть.

“Добрая совесть”, упомянутая в нашем стихе, – это должным образом обученная совесть. Речь идет не о совести, которая всегда обвиняет своего владельца, убеждая его в том, что он всегда делает плохо. Есть болезненные совести, которые постоянно обвиняют, которые не способны взвесить вещи правильно. Действительно добрая совесть хорошо отрегулирована. Например, кто-то имеет весы, которые сбиваются в одну или другую сторону. Весы, правильно отрегулированные, будут держать уровень. Они надежны. То же самое с доброй совестью, которая может определить наименьшее отклонение от Божьего Закона.

                                                                   ВАЖНОСТЬ ЧЕСТНОСТИ В ВЕРЕ

В конце св. Павел добавляет: “и нелицемерной веры”. Нелицемерная вера – это вера, которая правильно явлена другим. Она лишена неискренности. Лукавить значит представлять ложно. Мы должны иметь веру, которая не обманывает, не лукавит, как говорит апостол. Мы, христиане, имеем критерий, представленный нам в Господнем Слове. Но мы должны идти дальше, чем требует Закон. Мы находимся под более возвышенным Законом – под Законом жертвенной Любви. Наша вера ухватилась того, что до сих пор невидимо, – той части Господнего замысла для нас, которая находится за пределами видимого нашим буквальным глазам. Мы должны честно и преданно держаться того, что Господь открыл нам и что наша вера смогла принять как Его волю. Мы должны быть честными относительно нашей веры и нашей жизни.

Есть много таких, которые, возможно, имеют правильное представление о справедливости и являются хорошими людьми во многих отношениях, но они могут лукавить по поводу своей веры. Они могут думать, что цель оправдывает средства, и могут рассказывать о своей вере такое, что будет иметь хорошее влияние на некоторых, но не быть правдой. Во всем мире есть люди, которые лукавят по поводу своей веры. Они представляют ее в ложном свете. Они не верят в то, чему учат и о чем высказываются. Многие учат о вечных мучениях. Если вы спросите их по поводу их веры в это, они вам скажут: “Я не верю в это учение, но его, по-видимому, необходимо проповедовать”. Другие учат Высшей Критике, Эволюции, Новой Мысли и тому подобному, обманывая и обманываясь, однако продолжая считать себя христианами. Все эти люди находятся в плохом состоянии. Если они немедленно не изменятся, то не будут пригодны для Царства. Цель Закона, Любовь, должна исполниться в тех, кто будет принят к наивысшему и наиболее почетному положению. Эта любовь требует, прежде всего, наивысшей преданности Богу, которая означает преданность Его Слову. Зачем иметь конец Закона (конечную цель Закона), если к этому концу (к этой цели) никогда не удастся прийти? Христос дошел до конца, достиг цели Закона. Праведность Закона исполнилась в Нем действительно. Истинная Церковь сегодня достигает этого в духе. Иначе говоря, их сердца, их умы находятся в согласии с этим Законом, и они пытаются изо дня в день все больше приводить свою жизнь – свои слова, мысли и поступки – к полному согласию с совершенным Законом Любви.

                                                                   ЗАКОН НОВОГО ТВОРЕНИЯ

Священное Писание везде показывает, что в Божьих глазах любовь является принципиальной вещью. Не следует пренебрегать другими качествами, другими добродетелями, но это качество находится на самом верху в списке христианских добродетелей. Из списка плодов Святого Духа, который приводит апостол Павел, мы видим, что на первом месте он ставит любовь, потом радость, мир, долготерпение, кротость, великодушие, веру, повиновение, сдержанность (Гал. 5: 22, 23). Апостол Петр приводит список плодов Духа как своего рода совокупность, как добавление одного плода к другому, что в сумме дает все благодати. Он начинает с веры, основы. Дальше надо заботливо добавлять выносливость, знание, самообладание, терпеливость, братскую любовь, а потом всеобъемлющую любовь, которая охватывает весь мир и даже наших врагов.

Следует, однако, помнить, что любовь не развивается мгновенно. Она возрастает. Кто имеет немного любви, немного Святого Духа сегодня, тот будет иметь больше завтра и еще больше через год, потому что это вопрос развития. Поскольку сам Бог есть любовь, то насаждение Божественного подобия в человечестве шесть тысяч лет тому назад, когда был создан отец Адам, подразумевало, что Бог одарил человека приметой любви. Даже в падшем состоянии человека мы почти на каждом шагу видим проявление любви – естественную любовь. Во многих случаях она так или иначе переросла в самолюбие. Но случаются благородные люди, которые имеют много любви от природы, много первоначальной Богоподобности, которая еще осталась. Им придется прикладывать в этом направлении гораздо меньше усилий, чем другим, более самолюбивым. Все составляющие греха так или иначе связаны с самолюбием и ведут борьбу с наивысшими интересами личности.

Любовь, которую нам, как Новым Творениям, предлагает Библия, – это любовь, которая берет свое начало с момента нашего зачатия духом. Тот, кто был зачат Духом Бога, до некоторой степени уже имеет эту чистую, несамолюбивую любовь, о которой говорит св. Павел. По мере своего возрастания как Нового Творения, возрастания в любви, он постепенно наполняется ею (его возможности наполняться любовью увеличиваются по мере его возрастания). В начале нашей христианской жизни мы имеем, так сказать, первоначальную любовь. Она должна приобретать размах и наполнять все наше существо. Эта любовь Бога сделает нас более любящими, более внимательными, более любезными к нашим друзьям, к каждому и даже к животным.

Но Священное Писание обращает наше внимание на факт, что по мере развития в нас любви Бога, она будет проявлять свою особую заинтересованность братьями – теми, кто получил тот же Дух. Следовательно, везде, где встречается Дух Бога, он будет с благожелательностью воспринимать других, имеющих тот же дух. Кто имеет Дух Бога, тот непременно будет любить своих братьев, потому что будет видеть в них ум Бога. Эта любовь будет возрастать в нем по мере его развития и по мере того, как он видит развитие братьев.

Однако все братья во Христе имеют несовершенное тело и, поэтому, могут лишь несовершенно выразить дух любви. А так как братья собраны вместе общими надеждами и стремлениями, они, вероятно, станут испытанием друг для друга даже больше, чем мир. Временами в них возникает искушение сказать брату или сестре: “Ты не показываешь достаточно духа любви!” Вот так появляется дух критики, и любовь оказывается на испытании. Насколько мы возрастаем в любви, настолько этот дух любви становится нашим, и мы начинаем относиться к недостаткам братьев с большей доброжелательностью. Наш ежедневный опыт должен научить нас обращать больше внимания на собственные неудачи. Обнаружение собственных ошибок и борьба с ними должны усмирить нас. Кто осознает собственные изъяны, тот должен обратить свои чувства симпатии к своим сотоварищам-пилигримам на Небесном пути, которые ведут похожий бой.

Если мы этого не сделаем, мы не будем угодны нашему Богу. Факт, что братья имеют этот Дух Бога и стремятся развивать любовь (как бы им не было далеко до собственных идеалов и до наших представлений о них), требует, чтобы мы их любили. Наше расположение к ним должно становиться шире и глубже, и если мы видим, что они попали в заблуждение, мы должны пытаться восстановить их в любви, помня о себе, чтобы мы также не попали в искушение. А насколько глубока должна быть проявляемая нами любовь, то об этом выразительно сказано в Священном Писании. Мы должны любить братьев так, как Христос возлюбил нас. Это очень широкое понятие. Христос возлюбил нас настолько, что охотно согласился отдать за нас Свою жизнь. Мы должны наполняться любовью, симпатией к нашим братьям во Христе, желая быть полезными для них. Все, что мы делаем для них, является проявлением нашей любви к Господу.

Господь устроил так, что наша любовь к братьям, возложение за них жизни и выступление в их защиту считается сделанным для Него, и так Он оценивает это. Если наступит время и будет такая необходимость, мы должны быть готовы отдать за них свою жизнь. Но особенным образом мы должны возлагать ее шаг за шагом в служении им: расчистить от снега дорожку, позаботиться о них, когда они больные, приготовить обед или завтрак, отправить письмо и ободрить подходящим образом. Нет разницы, какое это служение. Все это, а также многое другое является служением тем, которые Господни, – возложением жизни за них. Мы рады таким привилегиям, таким возможностям использовать свое время и силы, как Господь подсказывает нам в Своем провидении, понимая, что единственный способ, которым мы можем возлагать нашу нынешнюю жизнь, – это служить Господним братьям, а, значит, нашим братьям, и делать добро всякому, если для этого мы имеем возможность, отдавая преимущество братьям.

Возможно, мы никогда не достигнем в теле такого состояния, когда мы не будем ранить брата словом или поступком. Все мы имеем изъяны, с которыми приходиться бороться. Но “Господь смотрит на сердце”, а не на несовершенное выполнение. Если Он видит искреннее старание исполнять Его волю, Он закроет недостатки и несовершенства заслугой нашего Спасителя.

Если мы сделаем ошибку, то должны быть рады ее исправить, принести положенные извинения и возместить нанесенный вред, убеждая брата, что мы не собирались ранить его чувства. Если, находясь под искушением, мы недостаточно заботились о том, что можем ранить брата, мы должны попросить прощения, выразить свое сожаление и тогда признать собственную ошибку перед Престолом Благодати, прося прощения в имени Иисуса.

Если мы надеемся принадлежать к тем, кому будет дано место с Христом на Его Престоле, то следует постараться, чтобы по Его благодати мы достигли цели увещания, цели Закона, данного Новому Творению. Пусть это будет “любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры” – любовь, которая вдохновляет к непринужденной, охотной жертве всякой земной надежды и амбиции и которая радостно возлагает даже саму жизнь за братьев, чтобы мы могли быть признаны достойными небесного наследства, ожидающего “больше чем победителей” (KJV) (Рим. 8:37).