ПОСЛЕДНЯЯ ВЕЧЕРЯ

Евангелие от Матфея
26:17 В первый же день опресночный приступили ученики к Иисусу и сказали Ему: где велишь нам приготовить Тебе пасху?
26:18 Он сказал: пойдите в город к такому-то и скажите ему: Учитель говорит: время Мое близко; у тебя совершу пасху с учениками Моими.
26:19 Ученики сделали, как повелел им Иисус, и приготовили пасху.
26:20 Когда же настал вечер, Он возлег с двенадцатью учениками;
26:21 и когда они ели, сказал: истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня.
26:22 Они весьма опечалились, и начали говорить Ему, каждый из них: не я ли, Господи?
26:23 Он же сказал в ответ: опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня;
26:24 впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться.
26:25 При сем и Иуда, предающий Его, сказал: не я ли, Равви́? Иисус говорит ему: ты сказал.
26:26 И когда они ели, Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое.
26:27 И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все,
26:28 ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов.
26:29 Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего.
26:30 И, воспев, пошли на гору Елеонскую.
Матфея 26:17-30

Иисус и апостолы пришли в Вифанию, близ Иерусалима, чтобы есть Пасхальную Вечерю в святом городе и чтобы затем наш Господь пострадал от рук Его врагов, как об этом Он заранее возвестил Своих учеников, чтобы тем самым завершить примирение за грехи людей. Он прибыл как раз за неделю до распятия. На следующий день во время ужина Мария помазала Его. На другой день Он въехал на осле в Иерусалим, но не был принят, плакал над городом и сказал: “Се, оставляется вам дом ваш пуст”. Назавтра Он посетил храм, изгоняя оттуда бичом из веревок меняльщиков денег. На следующий день Он произнес Свою последнюю публичную проповедь в храме, назвав Себя светом мира. Каждую ночь Он, очевидно, возвращался в Вифанию, в дом Лазаря, Марфы и Марии, который становился Его домом и апостолов всякий раз, когда они находились в окрестностях. На следующий день, в среду, Господь оставался в Вифании отдыхая, а в четверг послал двух Своих учеников приготовить Пасху, которую Он и двенадцать ели “в ту ночь, в которую предан был”.

      Праздник Пасхи длился неделю и был одним из самых важных, который праздновался согласно иудейскому обычаю. На протяжении недели квасное, символ греха, старательно убирали из всякой еды и уничтожали в каждом доме в знак святости и чистоты (пресности) Господнего народа – духовного Израиля, – образно представленного буквальным Израилем. Всю неделю длилось празднество радости по поводу освобождения Богом Израиля из египетского рабства. Праздничная неделя начиналась 15-го дня первого месяца, согласно иудейскому исчислению, но ей предшествовал 14-й день, в котором закалывали агнца, обрызгивали его кровью дверные косяки дома, как память о том, что произошло в Египте той ночи, когда Господь спас первенцев Израиля, находящихся под этой кровью, и поубивал первенцев египтян, чем вызвал готовность последних отпустить Его народ на свободу. Как объясняется в нашей лекции, Господь послал Своих учеников сделать приготовление к потреблению агнца воспоминания той же ночью, которая предшествовала началу Пасхальной праздничной недели.

      Лука говорит, что с этой миссией были посланы Петр и Иоанн, а Марк говорит, что они должны были узнать человека, в чьем доме предстояло проводить празднование, по кувшину с водой, который он нес. Кое-кто допускает, что это был дом матери Марка Марии, и что горница, использованная для этого, была той же комнатой, в которой апостолы впоследствии собирались, и где на них было излито благословение Пятидесятницы. Мы знаем, что в доме Марии многие собрались, чтобы молиться об освобождении Петра из заточения. Это была “большая горница”, приготовленная, то есть устланная ковром подходящей величины. Допускают, что Иисус прибегнул к такому непрямому способу указать место, чтобы Иуда не мог знать о нем до времени, пока они не соберутся, чтобы не было никаких препятствий для празднования (и для более поздних наставлений Господом, записанных в Евангелие от Иоанна
14:17 Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет.
Иоанна 14:17
) со стороны тех, кто искал как схватить Его. Петр и Иоанн приготовили Пасху – достали и приготовили агнца, пресный хлеб, горькие травы и плод виноградный. Вечером, в положенное время, все общество собралось на празднование.

                                                                           УРОК ПОВИНОВЕНИЯ

         Только Лука (22:24-30) упоминает, что между апостолами возник спор, хотя Иоанн (13) также дает намек на это. Мы не должны думать, что апостолы руководствовались исключительно амбициозными и самолюбивыми чувствами. Вполне допустимо, что спор, кому быть ближе к Учителю, возник из любви к Нему. Господь воспользовался случаем, чтобы дать им замечательную лекцию, которую они, без сомнения, пронесли через всю оставшуюся жизнь. Они прибыли поздно вечером, по пыльной дороге, и, не будучи богатыми, не имели слуги, который встретил бы их и помыл им ноги. Вместо того, чтобы сделать это друг для друга для взаимного удобства, они затеяли спор о привилегированных местах за столом. Иоанну, очевидно, досталось наиболее желанное место возле Учителя – возможно за то, что он был не только родственником и одним из особо любимых Иисусом, но и самым младшим из них.

        Обычаи древности во многом отличались от нынешних. Во время еды они полулежали на ковре вокруг стола, опираясь на левый локоть и правой рукой поднося еду ко рту. Так их головы находились довольно близко друг к другу, в то время как ноги были позади, на ковре. Позволив, чтобы дискуссия продолжалась и начался ужин, Иисус встал и, обойдя сзади, начал по очереди умывать им ноги. Такая услуга, сделанная Учителем, была, конечно, суровым упреком. Им следовало подумать о том, чтобы сперва помыть ноги Ему, а затем друг другу, и сейчас они, по-видимому, сожалели, что так не сделали, и каждый, очевидно, думал, что он не хуже другого. Они очень быстро позабыли недавний урок: кто хочет быть наибольшим среди них, должен быть слугой всех. Наш Господь получил возможность проиллюстрировать это. Он был готов служить им во всем и постоянно служил в духовных вещах, отчего они действительно и оправданно считали Его своим Учителем. Но теперь Он показал им Свое смирение до такой степени, что был готов служить наиболее унизительным образом. Какой урок! Пусть он никогда не теряет своего значения для истинных Господних последователей. Некоторые, тем не менее, ошибаются, допуская, что это стало установленным правилом, наставлением, наподобие Господней Вечери или крещения. На наш взгляд урок, представленный в этом символе, и его применение для каждого из нас во всякое время и на всяком месте, заключается в том, чтобы мы стремились выполнять полезное служение для братьев, невзирая на то, насколько оно унизительно, и что такие поступки будут считаться Господом сделанными для Него.

                                            “ЛУЧШЕ БЫЛО БЫ ЭТОМУ ЧЕЛОВЕКУ НЕ РОДИТЬСЯ”

        Во время ужина Иисус, выглядя очень огорченным, объяснил, что один из избранных Им двенадцати предаст Его и, тем самым, станет причастным к Его смерти – один из тех, кто макнул с Ним в миску, разделяя вечерю, хлеб, испеченного агнца. Затем Он сказал, что хотя обо всем этом было написано заранее, и оно никак не воспрепятствует божественному плану, тем не менее оно свидетельствовало о грубом нарушении дружбы и это печально осознавать. В действительности для Господа не было никакой разницы (насколько это касалось Его цели и посвящения), схватят ли Его правители без всякого предательства или предателем будет кто-то из посторонних или учеников. Этот факт ничего не менял в божественном устройстве; но то, что это должен быть один из близких друзей и учеников, сильно опечалило Его.

          Слова “лучше было бы этому человеку не родиться” свидетельствуют о том, что с Господней точки зрения Иуда уже обрел такую меру знания и возможности для лучших вещей, чтобы стать полностью ответственным за свой поступок, и для него нет никакой надежды в будущем. Мы, конечно, не будем иметь ничего против, если Господь найдет какое-то оправдание, чтобы предоставить Иуде еще одну возможность для исправления характера, но мы не находим библейского основания, чтобы такая дополнительная возможность была ему дана. С нашей точки зрения кажется, что он согрешил против большого света, опыта и знания, поскольку находился в общности с Господом и под силой святого Духа – был одним из тех, кто был уполномочен исцелять болезни и изгонять демонов во имя Господа и как Его представитель, употребляя Его силу. Его конец был печальным: каждый самоубийца своим поступком признает, что ему лучше было бы не родиться.

                                                                            “НЕ Я ЛИ, ГОСПОДИ?”

           В другом повествовании говорится, что каждый из учеников спрашивал Господа: “Не я ли?”, – и последним из них был Иуда. Другие были уверены, что не имеют с этим ничего общего, и хотели, чтобы Господь подтвердил их невинность. А поскольку одиннадцать спросили и не получили от Господа ответа по поводу своей вины, из этого следовало, что виновен Иуда, однако он имел столько дерзости, что также спросил Учителя: “Не я ли?” Иисус ответил Ему: “Ты сказал” – то есть “Это ты”. Каким благородным был упрек Господа; Он вряд ли мог сказать меньше, и это не была ни угроза, ни проклятие, ни проявление горечи, а простое выражение печали и сожаления. Какой урок для нас! Нашим врагам следует сочувствовать, их нельзя ненавидеть, а следует по возможности благословить и никогда не проклинать. Всем ученикам Иисуса следует бодрствовать и молиться, чтобы избегать нрава, подобного Иуде, и никогда не продать ни Господа, ни Его Истину, ни Его братьев за деньги или из других самолюбивых соображений. Зная, что будут еще другие из класса Иуды, мы должны беречь наши сердца и спрашивать: “Не я ли, о Господи?”

         Когда они ели Пасхальную Вечерю, как было принято по Иудейскому Закону, или, вернее, еще находились за столом после завершения вечери, Иисус взял немного оставшегося хлеба (который на вид был скорее похож на то, что сегодня именуется крекером), благословил его, преломил и дал Своим ученикам, говоря: “Приимите, ядите: сие есть Тело Мое”. Другой евангелист добавляет “за вас ломимое”. Католики и некоторые протестанты утверждают, что исходя из формы этого высказывания “сие есть Тело Мое”, и следующего высказывания “сие есть Кровь Моя”, мы должны понимать, что всякий раз, когда происходит посвящение хлеба и плода виноградного, те превращаются из хлеба и вина в настоящее тело Христа и Его кровь. Мы не согласны с этим, считая такое объяснение самым бессмысленным и неправдивым. Хлеб и вино лишь символизируют, представляют тело и кровь нашего Господа. Для полного доказательства обратите внимание на факт, что наш Господь в то время, когда говорил эти слова, еще не был преломлен, и Его кровь еще не была пролита. Поэтому употребление этих выражений каким-то иным образом, чем мы употребляем (то есть, что хлеб и вино представляли Его тело и кровь), означает искажение истины – фальсифицирование ее; и мы не можем согласиться, чтобы это было сделано или могло быть сделано Господом или кем-то из Его последователей.

      Хлеб, как объяснил наш Господь, представлял хлеб с неба – Его плоть, которую Он пожертвовал за грехи мира. Он приглашает всех Своих последователей потреблять ее, принимать Его плоть, когда мы присваиваем себе благословения, милость, благодать, гарантированные преломлением Его тела. Тем самым мы присваиваем себе пользу от жертвы, которая гарантирует нам прощение грехов и примирение с Отцом.

                                                                      “КРОВЬ НОВОГО ЗАВЕТА”

          Господь взял чашу, поблагодарил и дал ее апостолам, говоря: “Пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов”. Это символизирует Мою кровь – это постоянно будет символизировать Мою кровь для вас и для всех Моих дорогих последователей во все времена и будет для вас в таких случаях припоминанием о Моей смерти и завете, который был таким образом запечатан между Богом и грешниками Мною – великим Посредником между Богом и человеком.

          Новый Завет, запечатанный кровью Христа, является заветом, который везде упоминается в Ветхом Завете и о котором говорит апостол в своем последнем послании к Евреям (8:6-13; 10:29; 12:24). Он приходит на смену Завету Закона. Последний, посредником которого был Моисей, обеспечивал каждому, кто выполнит заповеди Закона, вечную жизнь; но Новый Завет предусматривает милость. Признавая факт, что в нашем падшем состоянии мы не можем делать то, что хотим, Посредник Нового Завета Своей смертью за людей способен полностью придерживаться Справедливости, но при этом иметь дело с нами в соответствии с нашими намерениями, а не нашими действительными делами, и одновременно поднимать человечество все выше и выше из деградации к тому уровню, состоянию существования, где люди смогут в совершенстве выполнять все добрые намерения правдивого и честного сердца.

      Апостол Павел показывает нам, что этот хлеб и чаша имеют большее и более широкое значение. Он был тем, кто имел очень ясное понимание “тайны” (Христос в вас) – что мы являемся членами образного тела Христа, участниками Его страданий и, если останемся верными, членами Его славного Тела, а также участниками Его славы. С этой точки зрения, как объясняет апостол, преломление хлеба представляет не только преломление Господа Иисуса лично, но и преломление всех Его мистических членов на протяжении Евангельского века. Питье чаши было Его собственным участием в смерти, чтобы запечатать Новый Завет для пользы человечества. А Его приглашение присоединиться к Нему, чтобы участвовать в чаше (“Пейте из нее все”), означало, что мы можем принимать участие с Ним в страданиях и смерти настоящего времени, а также участие с Ним в инаугурации условий Нового Завета во время Тысячелетнего царствования. Какая замечательная мысль, какая глубокая, какая широкая! Какая замечательная привилегия: что мы можем получить право восполнять недостаток скорбей Христовых и смотреть вперед, намереваясь участвовать в Его славе в будущем. С этой точки зрения мы видим новую силу Его слов к апостолам, упомянутых в предыдущей лекции: “Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?” Не всякий достоин быть приглашенным к такому участию, и не всякий приглашенный способен оценить эту привилегию настолько, чтобы принимать участие в этом с радостью и благодарностью. Пусть каждый из нас решит и скажет Господу, как Иаков и Иоанн: “Можем”, – готовы. С Твоей помощью мы будем победителями и больше чем победителями.

                                                               НОВОЕ ВИНО – РАДОСТИ ЦАРСТВА

        Наш Господь сказал, что Он не будет пить из плода виноградного до того дня, когда будет пить его новым в Царстве. Смысл был не в том, что Он будет пить с ними новое, неферментированное вино в Царстве, а в том, что противообраз, показанный в вине, исполнится не раньше чем в Царстве. Когда придет Царство, все страдания и испытания настоящего времени останутся в прошлом, закончится топтание винограда, изготовления вина, а вместо него будет вино радости и веселья, символизирующее радость и благословения, которые невозможно представить себе или выразить и которые станут уделом всякого, кто действительно имеет общность с нашим Искупителем в страданиях настоящего времени и в славе, которая последует. Время Царства очень близко (на 1800 лет и даже больше ближе, чем тогда, когда Господь сказал эти слова), и доказательства его постепенного введения множатся со всех сторон. Соответственно, наши сердца должны ожидать с радостью, и мы должны быть верными сегодня в питье чаши печали, страданий, стыда и позора и тем самым свидетельствовать о нашей любви и преданности.
После этого была проповедь, записанная Иоанном (главы 15, 16, 17), которая в течение веков благословила очень многих из Господнего народа. Затем они спели гимн и пошли на Елеонскую гору – в Гефсиманский сад, к новым испытаниям всех учеников. Нам кажется, что с каждой последующей порой Воспоминания, с каждым новым символическим представлением нашего обета Господу на Господней народ приходят новые трудности, новые испытания, новое просеивание. Кто сможет устоять? Будем твердо хранить доверие и похвалу надежды до конца, твердо держаться верного Слова, твердо уповать на чрезвычайно великие и драгоценные обетования, твердо держаться нашего Пасхального Агнца, нашего Освободителя!